Расписание Групп Психологической Поддержки


Для людей, переживающих утрату ребёнка

понедельник

07 декабря 19:00
14 декабря 19:00


Для людей, переживающих суицид близкого человека

ПОНЕДЕЛЬНИК

Группа формируется


Для людей, переживающих одиночество

вторник

08 декабря 19:00
15 декабря 19:00


Для людей, переживающих депрессию и БАР II

вторник

08 декабря 19:00
15 декабря 19:00


 Группа психологической поддержки «Антистресс»

суббота

05 декабря 12:00
12 декабря 12:00


Для людей, переживающих развод

суббота

Группа формируется


Моё неидеальное тело

суббота

12 декабря 15:00


бесплатная группа

Для людей, переживающих утрату близкого человека

Группа закрыта для новых участников


Продолжаем набор новых участников в группы:

  • В группу поддержки для людей, переживающих утрату близкого человека
  • "Моё неидеальное тело"

Заметки об одиночестве. Сепарационная тревога.

Сепарационная тревога – это такое состояние, при котором человек чувствует сильную тревогу и страх. Такие эмоции и переживания связаны с реальной разлукой со значимым другим или угрозой его потери, по отношению к которому человек имеет эмоциональную привязанность, либо с фантазией о том, что отношения могут быть завершены. Сепарационной тревоги не бывает в НЕзначимых отношениях.

В психологии понятием сепарационной тревоги и сопутствующих состояний занимались психоаналитическая школа и школа объектных отношений.

Если у человека сильная тревога по поводу разделения с кем-либо, то это приводит к невыносимому страху одиночества, страху оказаться брошенным. И это становится источником сильной психической боли, печали и даже депрессии. Такую боль человек стремится заполнить в отношениях, постоянно находя новых партнеров/друзей. Однако такие отношения не отличаются продолжительностью и ощущением близости. Другой вариант, это уход в изоляцию и отказ от каких-либо отношений, тем самым усугубляя переживание душевной боли и взращивание чувства несправедливости и обиды.

Чаще всего термин «сепарация» используется для обозначения таких отношений – возьмем как пример диаду мать-ребенок, где ребенок научается быть «отдельным» от матери, он уже многое умеет и может обходиться какое-то время без значимого взрослого. Но в ЛЮБОЙ момент времени эта связь может быть восстановлена, когда ребенок потребует помощи и пр. Если же здесь происходит какое-то искажение (мать не откликается, выходит на работу на полный день, в депрессии, отдали рано в детский сад, родился другой ребенок и пр.), то тогда здоровая сепарация (т.е. я могу быть отдельным, но в то же время мы можем быть вместе) трансформируется в страх утраты, т.е. страх окончательного расставания (я теряю другого навсегда) без возможности вернуть отношения и любовь. И часто усиливается такой страх вопросом «как я смогу без другого?», что соизмеримо смерти. Появляется патологическая скорбь, которая становится бессознательной.

 Вспомните слова из песни Агузаровой «расставанье – маленькая смерть…».

А теперь представьте, что этот ребенок вырос. В отношениях с партнерами он начинает проигрывает тот же сценарий.

Эмоционально сепарационная тревога переживается в чувствах обиды, несправедливости, брошенности, одиночестве, раздражении, печали и отчаянии.

«Когда человек переживает скорбь, он понимает связь между грустью, сепарацией и потерей близкого, но при патологической скорби эта связь может стать бессознательной. Тот, кто страдает от сепарации, не осознает, кого он потерял или что именно утратил. В страданиях человека большую роль играет не только реальная сепарация или потеря значимого человека, но и те фантазии и бессознательные желания, которые как будто стали причиной исчезновения этого человека или причиной потери его любви».

Пока человек не сможет понять бессознательные связи, привязывающие его к другому человеку, невозможно начать проработку этой печали, без которой невозможно наслаждаться одиночеством. Здесь мы говорим о другом одиночестве, которое не разрушает изнутри, а позволяет ощущать свою уникальность и неповторимость другого человека. Отношения с самим собой и другими людьми наполняются особым смыслом, приобретают большую ценность.

Вопросы для размышления и саморефлексии:

  1. Поразмыслите, какие отношения со значимыми взрослыми были у вас?
  2. Были ли реальные события в вашем детстве, которые могли угрожать связи и контакту со значимым взрослым? (например, после рождения я 3 недели находился в реанимации; мама в год отдала в сад и сама вышла на полный день на работу; рождение сиблинга; смерть близкого; болезнь близкого и пр.)
  3. Какие чувства у вас возникают сейчас, когда вы вспоминаете это событие?
  4. В какие моменты возникают подобные чувства в теперешних отношениях?
  5. Есть ли реальная угроза отношениям?

Литература:

Жан-Мишель Кинодо. Приручение одиночества. Сепарационная тревога в психоанализе

Автор статьи: Екатерина Травкина

Депрессия: когда тело кричит о помощи

Один из известнейших авторов в области телесной психологии, Александр Лоуэн, писал о депрессии как о состоянии, в котором сознание человека отделено от реальности собственного тела. И это, пожалуй, одно из немногих его утверждений, с которым я в корне не согласна.

Среди типичных проявлений депрессии общая подавленность, нарушения сна, повышенная утомляемость и нехватка сил на выполнение повседневных дел, нарушения аппетита. Привычный образ жизни как будто теряет смысл, пропадает интерес к какой-либо деятельности. Все эти симптомы напоминают программу энергосбережения на смартфоне: когда заряд питания снижается до критической отметки, экран становится более тусклым, некоторые приложения переходят в спящий режим, а в области уведомлений появляется яркий оранжевый значок, как бы предупреждающий “заряди меня”.

Примерно это и происходит с телом человека, испытывающего депрессию — какой бы ни была причина её появления, она так или иначе связана с исчерпанием энергетического ресурса организма. Депрессия — буквально крик о помощи, последняя попытка тела привлечь внимание сознания к тому, что что-то не в порядке, сигнал, что откладывать заботу о себе больше не получится.

К сожалению, человек устроен намного сложнее смартфона, у него нет специального кабеля питания, который можно подключить к сети и уже через пару минут выйти из режима экстренного энергосбережения. Вместо этого у нас есть медикаментозная терапия и психотерапия, физиотерапия, группы поддержки и физические упражнения — причем для каждого человека будет работать какой-то свой неповторимый набор инструментов, а спрогнозировать как много времени ему потребуется на восстановление практически невозможно.

Единственное, что можно сказать наверняка — при появлении первых симптомов болезни не стоит откладывать поход к специалисту. Ведь чем дольше вы будете игнорировать тревожные сигналы, тем больше ресурса потратит ваше тело на попытки продолжить нормальное функционирование.

Заботьтесь о себе, слушайте своё тело и будьте здоровы!

Автор статьи: Яна Горфан

Заметки об одиночестве. О стыде и вине.

Когда мы говорим об одиночестве, то говорим о неком состоянии. Это состояние сопровождает множество оттенков чувств и эмоций. Во многом переживающие одиночество люди говорят параллельно о чувстве вины и стыда. «Меня окружают родные люди и мне стыдно перед ними, что не могу испытывать радости от общения», «Мне сложно знакомиться и заводить новые отношения, это не делает мне чести, это стыдно», «со мной не хотят общаться, со мной что-то не так, это моя вина», «это должно быть стыдно, что я до сих пор один(а)» и пр. Такой список можно продолжать бесконечно. Эти эмоции, которые испытывал, наверняка, каждый. Проблемы вины и стыда пронизывают все общество. Давайте разбираться с этими эмоциями.

Стыд и вина – болезненные состояния. В малых количествах эти эмоции полезны, однако они становятся разрушающими для психологического состояния, если становятся чрезмерными.

Стыд и вину часто путают. «Самый простой способ различить их – это помнить, что стыд затрагивает центральную идентичность человека, его целостную самость. В противоположность этому, вина относится к его специфическому актуальному или планируемому поведению. Стыдящийся человек думает: как Я мог совершить это?, а виноватый: «Как я мог совершить ЭТО?» [1] Пристыженный человек говорит «Я – ничтожество. Я – ничего не стою. С таким как Я, никто не будет общаться». Акцент виноватого человека смещается на поступки и действия и на возможное искупление. «Я плохой, потому что сделал это».

Стыд чаще всего ассоциируется с ранними эпизодами осознания ребенком, что он – отдельный человек, который нуждается в родительском принятии и может легко его потерять. Маленький ребенок постепенно осознает, что другие могут наблюдать за ним и оценивать. Основной страх развивающегося ребенка – это страх оставления (физического либо эмоционального), «смерти» от эмоционального голода. (О таком эмоциональном голоде часто говорят люди, переживающие одиночество) И взрослом возрасте нам бывает не просто принять, что мы можем чувствовать или хотеть что-то отличное от чувств и желаний другого человека, что нет необходимости подстраиваться под другого.  И в то же время мы хотим быть увиденными и услышанными в своей уникальности.

Зачастую чувство стыда может стать непереносимым на сознательном уровне. Оно вытесняется в бессознательное. А психика вырабатывает защиты:

  • Отрицание (ничего не происходит, самообман);
  • Уход (от опускания взгляда, смены темы до различного рода зависимостей или болезни);
  • Перфекционизм (стремление к идеальному, страх неудачи или совершить ошибку и пр.);
  • Высокомерие (комбинация грандиозности и презрительности);
  • Эксгибиционизм (поведение, привлекающее чрезмерное внимание к индивиду);
  • Ярость (как ответ на уязвимость)

Чувство вины развивается, когда ребенок начинает осознавать, что у него есть общественные обязанности, и поэтому он должен сдерживать свои эгоцентрические импульсы. Нормальная вина ведет к адекватному чувству личной ответственности и ощущении своих и чужих границ. Если я что-то совершил, я могу это исправить. Такой процесс укрепляет межличностные социальные связи. Невротическая вина дает поле для манипуляций и жертвенности, что предлагает человеку застрять в обиде и чувстве неполноценности, уйти в изоляцию.

Литература: Роналд Т. Поттер-Эфрон Стыд. Вина и алкоголизм

Автор статьи: Екатерина Травкина

Причины эмоционального переедания.

Первым шагом к остановке эмоционального переедания является определение его причин. Важно среди привычно рассматриваемых триггеров обнаружить свой личный запускающий механизм.

Стресс, особенно хронический, что не редкость в наше время, является одним из мощных провоцирующих факторов. Возможно, вы замечали, как стресс влияет на ваше чувство голода и его силу. К сожалению, скорость жизни и требования нашего времени таковы, что незаметно для нас стресс может приобрести хронический характер, что приводит к повышению уровня кортизола, гормона стресса. А он, в свою очередь, может вызывать сильную потребность в чем-то сладком или соленом, или жареном – в той самой еде, которая способна вызвать прилив энергии и удовольствия. Чем выше уровень стресса в вашей жизни, тем больше вероятность, что вы станете обращаться к еде за эмоциональным утешением.

Еда может служить способом приглушения злости, печали, одиночества, страха, тревоги, чувства вины. Такое «обесчувствование» себя заеданием эмоций тоже является причиной перееданий.

Часто приходится слышать о переживании скуки или чувства пустоты, и о том, как неосознанно еда используется, как средство заполнения этого вакуума внутри. Мы вполне можем, буквально, занимать себя и свое время едой: она наполняет и отвлекает от переживания чувств, от бесцельности, бессмысленности и неудовлетворенности жизнью.

Иногда имеет смысл оглянуться назад и вспомнить о детских привычках в отношении еды. Было ли такое в вашей жизни, когда взрослые награждали вас едой, когда вы успешно справлялись с чем-то, или утешали в печали сладким? Мы берем эти привычки с собой во взрослую жизнь и даже не очень осмысливаем их. Они порой могут подкрепляться нашей ностальгией о моментах прошлого, наши теплые воспоминания и желание вернуться назад во времени могут усиливать их проявление.

Мы часто встречаемся с другими людьми – семьей, друзьями, коллегами – за столом. Встречи за едой являются отличным способом снять напряжение, но тоже могут приводить к перееданиям. Легко начать переедать «за компанию» уже потому, что еда доступна и все вокруг вас тоже едят.

Возможно, вы узнали одну из своих причин, но крайне важно среди них найти свою личную, причем максимально конкретную. Чем яснее мы представляем свой запускающий механизм, чем больше про него знаем, тем проще останавливать его развитие.

Первым шагом к поиску более эффективного способа справляться с интенсивными эмоциональными переживаниями может стать отслеживание своих побуждений и определение то, что предшествовало перееданию, сопутствовало ему и стало результатом, какие чувства сопровождали вас все это время.

Мое пространство. Мои границы. Часть 1

Свобода размахивать рукамизаканчивается у кончика носа другого человека.

Иммануил Кант

 

За последние месяцы мы очень хорошо усвоили, что такое социальная дистанция и даже, более-менее, научились ее соблюдать. 120-150 см. Не знаю, как вам, а мне доставляет удовольствие стоять в очереди в кассу и не ощущать чужое дыхание на своем затылке, заходить в автобус и не терять туфельку, как Золушка, потому что сзади на ногу наступает следующий пассажир.

Оказалось, что необязательно подходить вплотную к человеку, чтобы вполне комфортно с ним общаться. Более того – социальная дистанция благоприятно сказалась на общении многих людей, потому что на эффект общения влияют не только личностные особенности, пол, возраст, социальный статус но и то, на какой дистанции человек от нас находится. И далеко не всякого хочется подпускать близко. Для каждого существует предел допустимого комфортного расстояния между ним и собеседником. И, в зависимости от собеседника, расстояние это может варьировать. Даже не зная о том, что есть зоны и границы межличностного общения, каждый интуитивно чувствует, когда другой их нарушает.

Эдвард Т. Холл (1914–2009, американский антрополог) в 60-х годах прошлого века заинтересовался тем, как пространственное распределение влияет на взаимодействие между видами животных. Основываясь на исследованиях Конрада Лоренца (1903-1989, австрийский зоолог и зоопсихолог)  и Томаса Г. Гексли (1825-1895, английский зоолог), он положил начало проксемике, ставшей впоследствии областью социальной психологии и семиотики.

Эдвард Холл (1) доказал, что каждый из нас склонен рассматривать определенную территорию вокруг себя, как продолжение самого себя и готов защищать эту «свою» зону от вторгшихся «чужаков». Согласно  теории  Холла,  можно выделить 4 зоны человеческой коммуникации, которые различаются по степени близости  собеседников, как в физическом пространстве, так и в эмоциональном.

  1. Интимная дистанция – менее  полуметра.  Зона  физического  контакта, доступны  прикосновения.  Это  зона  близкого  доверия,  сюда  допускаются эмоционально близкие люди. В интимную зону мы допускаем и врачей.
  2. Личная дистанция  –  0,5  –  1,2  метров.  Дистанция  обычной  дружественной коммуникации. Сюда допускается знакомый собеседник, к которому нет сильной эмоциональной привязанности.
  3. Социальная дистанция – 1,2 – 3,7 метров. Отсутствие телесных контактов. Дистанция для деловых  разговоров  и  встреч.  Используется  при  общении  с коллегами,  малознакомыми  или  незнакомыми  людьми.  Дистанция  позволяет работать, не нарушая правил этикета.
  4. Публичная дистанция – 3,7 метров и более. Дистанция выступлений перед группами или по отношению к официальным лицам.

Каждая из эти зон является, в определенном смысле, границей между нами и социумом.

По мнению немецкого психолога Хорста Рюкле (2), человек на телесном уровне очень четко дает понять, что границы его нарушаются:

Постукивание пальцами, как сигнал внутренней тревоги;

Беспокойное ерзанье, сигнализирующее о желании удалиться;

Закидывание ноги на ногу и разворот в сторону от собеседника;

Опора на руки с намерением подняться: «Я не позволяю так с собой обращаться, я делаю свои выводы и ухожу»;

Зажмуривание глаз: «Я не хочу видеть, что вы подошли ко мне так близко»;

Опускание подбородка на грудь: «Я подчиняюсь, да, мне страшно, и я защищаю свою шею, оставь меня в покое»;

Приподнимание плеч для прикрытия шеи: «Твое вторжение я расцениваю как нападение и защищаю свою шею»;

Хватание предметов, особенно карандашей, которые заточенным концом поворачиваются в сторону оппонента: «Я держу себя в руках или вооружаюсь, чтобы защититься от тебя».

Мы чувствуем себя комфортно, когда наши границы не нарушают, а если пытаются нарушить, то мы уверенно можем их защитить. Здоровые границы гибкие и позволяют нам легко определять, на каком уровне удобно и приятно общаться с каждым конкретным человеком и хотим ли мы этого общения. Такие границы похожи на мембрану клетки – выполняют защитную функцию, обеспечивают нашу целостность и регулируют взаимосвязь с внешней средой.

Личные границы – это психологические границы, отделяющие наше личное пространство от пространства других. А личное пространство – это не только территория, где мы чувствуем себя комфортно и безопасно, не только наши вещи, но и наше время, наши чувства и мысли, намерения и поступки, принципы и моральные правила, которые мы избрали для себя, как норму своего существования.

Формирование личного пространства и границ начинается с рождения и почти никогда не идет гладко и безболезненно. Малыш очень четко определяет свое пространство, в которое может включать и любимое ведерко, и маму, осознавая их, как часть себя. О вторжении в это пространство «враждебного чужака», который потянул на себя ведерко или обнял маму, ребёнок извещает окружающих громким возмущенным криком. Он бдительно охраняет свои границы. Однако с возрастом все может меняться –  под воздействием значимых людей, семьи и социума личные границы могут размываться, стираться, мы можем перестать их осознавать у себя и замечать у других.

Вот некоторые признаки размытых границ:

  1. Неумение сказать «нет»
  2. Желание быть хорошим для всех.
  3. Заниженная самооценка.
  4. Частые обиды.
  5. Нежелание брать ответственность за свою жизнь.
  6. Позиция жертвы.
  7. Зависимость от настроения окружающих.
  8. Взваливание на себя ответственность за все происходящее вокруг.

Если мы не осознаем и не держим свои границы, наша жизнь заканчивается и начинается жизнь по правилам других людей. Возвращение к своей жизни, жизни по своим правилам и со своими ценностями начинается с работы над личными границами и с принятия ответственности за свою жизнь.

Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Что почитать:

  1. Edward T. Hall. The hidden dimensions. Anchor .1990.
  2. Хорст Рюкле. Ваше тайное оружие в общении: Мимика, жест, движение: Сокр. пер. с нем. – М.: АО “Интерэксперт»: АО “ИНФРА-М”, 1996.

Автор статьи: Лариса Пыжьянова


Scroll Up