Одиночество и шизойдная структура личности

 

В прошлой статье мы говорили о таком понятии, как привязанность и ее роли в дальнейшей жизни ребенка.

Сегодня мы хотим поговорить о самых ранних нарушениях в детско-родительских отношениях, которые формирую особую структуру личности, шизойдную.

Характер формируется как под влиянием внутренней врожденной предрасположенности, так и под воздействием внешнего окружения. Первыми отношениями в жизни ребенка становятся отношения со значимым взрослым (матерью или человеком ее заменяющим). С качеством таких отношений связаны эмоциональные и телесные переживания младенца, его самоощущение и дальнейшая способность выстраивать отношения.

Самая ранняя стадия развития – «примитивная» (первые 18 месяцев). Ребенок склонен воспринимать мир преувеличенно и недеференциированно.

«Так, хмурый взгляд матери может восприниматься как угрожающая жизни ярость, а ее кратковременное отсутствие переживаться как вечное пребывание в аду». (Н. Доггерти, Ж. Вест)

Если потребность ребенка в любви и эмоциональной включенности не удовлетворяется в полном объеме, то младенец это переживает как «распад» и дезинтеграцию (Д. Винникот). Когда субъективные переживания оказываются угрожающими, а внутренняя тревога зашкаливает, у ребенка включаются психологические защиты примитивного уровня (например, расщепление).

Один из базовых паттернов отношений, формирующийся в этот период развития – «движение от других с образованием некой защитной капсулы» (Н. Доггерти, Ж. Вест), некая изоляция, что дает основу формированию шизойдной структуры личности. Мы можем встречать таких людей где угодно, как правило, это интеллектуально развитые люди, но держаться они обособленно. Могут поддерживать, например, беседу с одним человеком, а в группе замыкаются, становятся пассивными слушателями. Они могут быть очень чувствительными или «жить в своем мире».

Считается, что «пренебрежение самыми базовыми физическими и эмоциональными потребностями ребенка могло заморозить его изнутри. Изоляция, переживаемая в значимых детских отношениях, интернализируется во внутрипсихическую изоляцию. Шизойдный пациент испытывает ужасающую пустоту, невыразимый страх, его внутренний ландшафт не заселен человеческими фигурами» (Н.Доггерти, Ж.Вест). Многие шизойдные клиенты описывают своих матерей одновременно и холодными и вторгающимися.

Переживая внутренний ужас, человек начинает уходить от реальности, уменьшая контакт с ней, в некий увлекательный фантазийный мир. Не встретив понимания со стороны, он впадает во внутреннее отчаянье, где есть большой поток агрессивных чувств.  На сессиях такие клиенты говорят о том, что их никто не понимает или что, сближаясь с людьми, последние начинают пользоваться ими.

Одиночество таких людей часто связано с глубинным страхом и ужасом быть покинутым, быть уничтоженным или уничтожить кого-то, а так же с попыткой сохранить безопасное личное пространство, в которое врывается огромное желание быть в теплых, близких отношениях. Такой человек мотивирован потребностью выжить и желанием избежать одиночества, вызванного «эмоциональным неприсутствием».

Группа психологической поддержки может стать прекрасным ресурсным местом для таких клиентов, где они смогут увидеть механизм ухода от реальности и возвращения в нее, поделиться своими чувствами и увидеть, что есть и другие, переживающие подобные сильные эмоции, учиться навыкам взаимодействия с участниками и получать поддержку.

Литература:

  1. Н.Дж. Догерти, Ж. Дж. Вест Матрица и потенциал характера
  2. А. Лоуэн Предательство тела

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Scroll Up