В своем горе ты остаешься один

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,

А туда, где молча Мать стояла,

Так никто взглянуть и не посмел.

 

Анна Ахматова

«Распятие»

 

Очень часто в своей практике я сталкиваюсь с тем, что люди, переживающие горе, говорят: «В своем горе ты остаешься один», «От меня все отвернулись», «Нас бросили в нашем горе», «Нас избегают, как прокаженных».

Зачастую люди теряются, когда сталкиваются с чужим горем. Не понимают, что сказать, как помочь, а еще становится неловко, что у них все более-менее хорошо, а тут такая беда. И, уходя от внутреннего дискомфорта, начинают избегать скорбящего человека. Избегать в то время, когда он больше всего нуждается в поддержке. И те, у кого случилось горе, делают вывод, что пока все хорошо – все рядом, а случится беда – и люди отшатнулись, как будто боятся твоим горем заразиться.

Когда думаешь, что сказать человеку, переживающему горе, обычно на ум приходят либо банальные слова, либо сухие фразы, либо вообще не знаешь, что говорить. А ничего особенного говорить и не надо. Так получилось, что когда умерла моя мама, со мной рядом не оказалось ни родных, ни близких, ни друзей, они все были в Москве, а я была за тысячу километров. И, конечно, несмотря на весь свой профессиональный и жизненный опыт я испытывала и страх, и горе, и растерянность.

Не знаю, как бы я справилась, но, слава Богу, рядом была моя подруга. Самая близкая, самая настоящая, с которой мы дружим уже 37 лет. Она не говорила никаких особенных слов, не совершала героических поступков, она просто все время была рядом – в реанимации, когда врач говорил «Мы сделали все, что могли…», в морге, куда так невыносимо страшно было заходить одной, потому что там лежит твоя мать, дома, на кладбище, после похорон. Я не знаю, как ей это удавалось, потому что начинался учебный год, она заведовала кафедрой в университете, и у нее была куча дел, и университет был в другом городе. Она уезжала, приезжала и при этом всегда была рядом. Не знаю, как бы я была без нее. Потом приехали родные и стало легче от самого их присутствия.

Очень помогали простые поступки, например, когда школьная подруга пришла с букетом белых хризантем, обняла меня и долго так со мной сидела. Простые слова, когда сосед, очень пожилой человек говорил: «Ты иди, поспи хоть час, я посижу с твоей мамой, не бойся, я не усну». Мамины подруги, которые всю ночь читали Псалтирь у гроба, пели и слезы от этих песен лились ручьем, но одновременно на душе становилось светлее и легче. А еще они успевали позаботиться обо мне и о каких-то недоделанных маминых делах.

Помогали, казалось бы, незначительные поступки чужих людей. Например, я оформляла документы, что-то забыла отксерокопировать, что-то не так заполнила и сотрудница учреждения сама все сделала. Решала вопросы с отключением в пустой квартире воды, газа, счетчиков, сдавала какое-то оборудование, все путала, забывала и сотрудники, совершенно незнакомые мне люди, делали за меня и вместо меня, находя где-то замену потерянным и забытым мною пультам, проводам, бумагам. Я не помню ни лиц этих людей, ни их имен, но у меня осталась большая благодарность в душе. Человек что-то тебе делает не потому, что он что-то от тебя ждет, а потому что он понимает, что тебе плохо, и тебе необходима помощь. Ведь могли бы сказать: «У вас нет этой бумажки, сделайте ксерокопию и приходите». Такие мелочи вроде бы, кажется, что ты их не замечаешь. Нет, замечаешь и помнишь.

Тогда я получала самые простые смски и звонки от друзей, от коллег: «Мы тебя любим», «Мы очень переживаем за тебя», «Прости, что мы не рядом», я их читала, рыдала над ними, и мне становилось чуть легче. Потому что, действительно, а что тут скажешь? Но искренние слова любви и сочувствия дают силы пережить горе.

Для человека, переживающего горе утраты, в зависимости от его состояния может быть необходима разная помощь:

  1. Сопровождение и психологическая поддержка (оказывается близкими людьми – друзьями, родственниками и заключается в заботе, внимании, человеческом участии, в том, что называется «быть рядом» и показывать всеми своими действиями, что «мне не все равно, что с тобой происходит» – выслушивать, держать за руку, приходить в гости и приглашать к себе, брать за руку и вести гулять по вечерам, готовить еду, пить вместе чай и просто молчать).
  2. Психологическое консультирование (проводится психологом; как правило, человек сам обращается за помощью к специалисту, либо близкие горюющего могут рекомендовать ему обратиться за профессиональной помощью, когда видят, что он не справляется со своими переживаниями – проходят месяцы, а ему становится только хуже. Психолог, работая с человеком, переживающим утрату, решает вместе с ним четыре психологические задачи: 1) признать факт потери; 2) пережить боль потери; 3) реорганизовать социальные связи и роли; 4) выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить).
  3. Психотерапия и медикаментозное лечение (проводится психиатрами, психотерапевтами как правило, в ситуациях, угрожающих психическому здоровью человека; бывает необходима соответствующая квалифицированная психофармакологическая коррекция (транквилизаторы, нейролептики, антидепрессанты).

 

Что можно почитать:

  1. Баканова А.А. Экзистенциальные аспекты переживаний при потере ребенка / Кораблина Е.П., Акиндинова И.А., Баканова А.А.., Родина А.М. Культура на защите детства. СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 1998. С. 36—38.
  2. Гроф С., Хэлифакс Дж. Человек перед лицом смерти. М., 1996.
  3. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. – М., 1991. – 630 с.
  4. Волкан В., Зинтл Э. Смерть в семье: как скорбят родители и дети //Журнал практической психологии и психоанализа, 2003, №4
  5. Грановская Р.М. Психология Веры. – СПб.: Издательство «Речь», 2004.
  6. Дейтс Б. Жизнь после потери. М.: ГРАНД, 1999.
  7. Ленгле А.      Найти      согласие      с      жизнью      //      Московский психотерапевтический журнал. 2001. №1 (28), с.5-23 62.
  8. Литвак М. Е., Мирович М.О. Как преодолеть острое горе. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – 214 с.
  9. Сидорова В.Ю. Четыре задачи горя // Московский психотерапевтический журнал, №1-2, 2001
  10. Старшенбаум Г.В. Психотерапия острого горя // Социальная и клиническая психиатрия, 1994, том 4, вып. 3.
  11. Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990. – 360 с.

Автор статьи: Лариса Пыжьянова


Scroll Up