Заметки об одиночестве. Одиночество как симптом травматического события

Мы говорили в предыдущих заметках, что одиночество многогранно. Каждая грань повествует о той или иной стороне жизни человека. И одной из граней, которая может привести к тяжелейшему переживанию одиночества и отдельности, является встреча с травматическим событием. Такое событие может произойти как в детстве, так и во взрослом возрасте.

Говоря о травматическом событии (в психиатрии есть еще термин ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство), мы подразумеваем встречу с таким событием, где человек столкнулся с «переживанием, которое вызвало непереносимую психическую боль или тревогу за свое существование». Переживание является «непереносимым» в том случае, когда оно оказывается сильнее обычных защитных мер психики» [1]. Такими событиями могут быть психологическое и физическое насилие, катастрофы и стихийные бедствия, военные действия, смерти близких людей, разводы, кризисы и даже слишком радостные события.

«Фрейд сделал открытие, приведшее его к созданию первой психоаналитической концепции травмы. Фрейд обнаружил, что за симптомом находится некий болезненный аффект, который удерживается в «удушенном» состоянии, и этот аффект связан с некоторым воспоминанием, которое остается изолированным от сознания. Однажды образовавшись при переживании «травматического момента», это ядро служит причиной уменьшения сопротивляемости психики при повторении травматических ситуаций, схожих по силе воздействия» [1].

При событии, которое является травматическим для конкретного индивида, происходит эмоциональное затопление, все системы организма работают максимально, чтобы сохранить жизнь, логическое мышление в таких ситуациях отключается. В дальнейшем человек может сколь угодно анализировать то или иное событие, пытаться его объяснить, но эмоции и физические ощущения могут отличаться от «умной версии».  Человек как бы застревает в той ситуации, может становиться замкнутым, отстраненным, даже если раньше вел активную жизнь. Небольшие трудности или события хоть чем-то напоминающие событие могут спровоцировать вспышки ярости, страха или душевной боли.

Человек начинает отстраняться от людей и общения, выбирает социальное избегание. Часто такие клиенты вдобавок к одиночеству жалуются на депрессивные состояния и потерю смысла жизни. Одиночество и изоляцию человек выбирает, как правило, от невозможности найти выхода из замкнутого круга. А именно: человек испытывает душевную боль в ответ уже на незначительное событие в настоящем, он реагирует привычным способом (эмоция, которая подкрепляется и проявляется в физическом действии), это может не нравится или нести какое-то негативное воздействие  (например, накричал на коллегу, жену/мужа, ребенка), анализ ситуации, уход в чувство вины или стыда, изоляция. И из состояния изоляции становится очень сложно выходить. Человек начинает бессознательно выбирать НЕ встречаться с внешним миром, т. к. это больно, небезопасно и пр.

Работать с травматическим событием лучше всего со специалистом.

Важно помнить, что разрешение травмы никогда не является окончательным; исцеление никогда не завершается полностью. Влияние травматического события продолжает откликаться на протяжении всей жизни. Задачей является помочь клиенту понять и признать прежние паттерны поведения и чувствования, снизить интенсивность реагирования, добавить новые стратегии, которые помогут поверить в собственную ценность и жизнь после травматического события.

Литература:

  1. Дональд Калшед Внутренний мир травмы
  2. Бессел ван дер Колк Тело помнит все

 

Автор статьи: Екатерина Травкина


Scroll Up