Мое пространство. Мои границы. Часть 1

Свобода размахивать рукамизаканчивается у кончика носа другого человека.

Иммануил Кант

 

За последние месяцы мы очень хорошо усвоили, что такое социальная дистанция и даже, более-менее, научились ее соблюдать. 120-150 см. Не знаю, как вам, а мне доставляет удовольствие стоять в очереди в кассу и не ощущать чужое дыхание на своем затылке, заходить в автобус и не терять туфельку, как Золушка, потому что сзади на ногу наступает следующий пассажир.

Оказалось, что необязательно подходить вплотную к человеку, чтобы вполне комфортно с ним общаться. Более того – социальная дистанция благоприятно сказалась на общении многих людей, потому что на эффект общения влияют не только личностные особенности, пол, возраст, социальный статус но и то, на какой дистанции человек от нас находится. И далеко не всякого хочется подпускать близко. Для каждого существует предел допустимого комфортного расстояния между ним и собеседником. И, в зависимости от собеседника, расстояние это может варьировать. Даже не зная о том, что есть зоны и границы межличностного общения, каждый интуитивно чувствует, когда другой их нарушает.

Эдвард Т. Холл (1914–2009, американский антрополог) в 60-х годах прошлого века заинтересовался тем, как пространственное распределение влияет на взаимодействие между видами животных. Основываясь на исследованиях Конрада Лоренца (1903-1989, австрийский зоолог и зоопсихолог)  и Томаса Г. Гексли (1825-1895, английский зоолог), он положил начало проксемике, ставшей впоследствии областью социальной психологии и семиотики.

Эдвард Холл (1) доказал, что каждый из нас склонен рассматривать определенную территорию вокруг себя, как продолжение самого себя и готов защищать эту «свою» зону от вторгшихся «чужаков». Согласно  теории  Холла,  можно выделить 4 зоны человеческой коммуникации, которые различаются по степени близости  собеседников, как в физическом пространстве, так и в эмоциональном.

  1. Интимная дистанция – менее  полуметра.  Зона  физического  контакта, доступны  прикосновения.  Это  зона  близкого  доверия,  сюда  допускаются эмоционально близкие люди. В интимную зону мы допускаем и врачей.
  2. Личная дистанция  –  0,5  –  1,2  метров.  Дистанция  обычной  дружественной коммуникации. Сюда допускается знакомый собеседник, к которому нет сильной эмоциональной привязанности.
  3. Социальная дистанция – 1,2 – 3,7 метров. Отсутствие телесных контактов. Дистанция для деловых  разговоров  и  встреч.  Используется  при  общении  с коллегами,  малознакомыми  или  незнакомыми  людьми.  Дистанция  позволяет работать, не нарушая правил этикета.
  4. Публичная дистанция – 3,7 метров и более. Дистанция выступлений перед группами или по отношению к официальным лицам.

Каждая из эти зон является, в определенном смысле, границей между нами и социумом.

По мнению немецкого психолога Хорста Рюкле (2), человек на телесном уровне очень четко дает понять, что границы его нарушаются:

Постукивание пальцами, как сигнал внутренней тревоги;

Беспокойное ерзанье, сигнализирующее о желании удалиться;

Закидывание ноги на ногу и разворот в сторону от собеседника;

Опора на руки с намерением подняться: «Я не позволяю так с собой обращаться, я делаю свои выводы и ухожу»;

Зажмуривание глаз: «Я не хочу видеть, что вы подошли ко мне так близко»;

Опускание подбородка на грудь: «Я подчиняюсь, да, мне страшно, и я защищаю свою шею, оставь меня в покое»;

Приподнимание плеч для прикрытия шеи: «Твое вторжение я расцениваю как нападение и защищаю свою шею»;

Хватание предметов, особенно карандашей, которые заточенным концом поворачиваются в сторону оппонента: «Я держу себя в руках или вооружаюсь, чтобы защититься от тебя».

Мы чувствуем себя комфортно, когда наши границы не нарушают, а если пытаются нарушить, то мы уверенно можем их защитить. Здоровые границы гибкие и позволяют нам легко определять, на каком уровне удобно и приятно общаться с каждым конкретным человеком и хотим ли мы этого общения. Такие границы похожи на мембрану клетки – выполняют защитную функцию, обеспечивают нашу целостность и регулируют взаимосвязь с внешней средой.

Личные границы – это психологические границы, отделяющие наше личное пространство от пространства других. А личное пространство – это не только территория, где мы чувствуем себя комфортно и безопасно, не только наши вещи, но и наше время, наши чувства и мысли, намерения и поступки, принципы и моральные правила, которые мы избрали для себя, как норму своего существования.

Формирование личного пространства и границ начинается с рождения и почти никогда не идет гладко и безболезненно. Малыш очень четко определяет свое пространство, в которое может включать и любимое ведерко, и маму, осознавая их, как часть себя. О вторжении в это пространство «враждебного чужака», который потянул на себя ведерко или обнял маму, ребёнок извещает окружающих громким возмущенным криком. Он бдительно охраняет свои границы. Однако с возрастом все может меняться –  под воздействием значимых людей, семьи и социума личные границы могут размываться, стираться, мы можем перестать их осознавать у себя и замечать у других.

Вот некоторые признаки размытых границ:

  1. Неумение сказать «нет»
  2. Желание быть хорошим для всех.
  3. Заниженная самооценка.
  4. Частые обиды.
  5. Нежелание брать ответственность за свою жизнь.
  6. Позиция жертвы.
  7. Зависимость от настроения окружающих.
  8. Взваливание на себя ответственность за все происходящее вокруг.

Если мы не осознаем и не держим свои границы, наша жизнь заканчивается и начинается жизнь по правилам других людей. Возвращение к своей жизни, жизни по своим правилам и со своими ценностями начинается с работы над личными границами и с принятия ответственности за свою жизнь.

Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Что почитать:

  1. Edward T. Hall. The hidden dimensions. Anchor .1990.
  2. Хорст Рюкле. Ваше тайное оружие в общении: Мимика, жест, движение: Сокр. пер. с нем. – М.: АО “Интерэксперт»: АО “ИНФРА-М”, 1996.

Автор статьи: Лариса Пыжьянова

Заметки об одиночестве. Одиночество как симптом травматического события

Мы говорили в предыдущих заметках, что одиночество многогранно. Каждая грань повествует о той или иной стороне жизни человека. И одной из граней, которая может привести к тяжелейшему переживанию одиночества и отдельности, является встреча с травматическим событием. Такое событие может произойти как в детстве, так и во взрослом возрасте.

Говоря о травматическом событии (в психиатрии есть еще термин ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство), мы подразумеваем встречу с таким событием, где человек столкнулся с «переживанием, которое вызвало непереносимую психическую боль или тревогу за свое существование». Переживание является «непереносимым» в том случае, когда оно оказывается сильнее обычных защитных мер психики» [1]. Такими событиями могут быть психологическое и физическое насилие, катастрофы и стихийные бедствия, военные действия, смерти близких людей, разводы, кризисы и даже слишком радостные события.

«Фрейд сделал открытие, приведшее его к созданию первой психоаналитической концепции травмы. Фрейд обнаружил, что за симптомом находится некий болезненный аффект, который удерживается в «удушенном» состоянии, и этот аффект связан с некоторым воспоминанием, которое остается изолированным от сознания. Однажды образовавшись при переживании «травматического момента», это ядро служит причиной уменьшения сопротивляемости психики при повторении травматических ситуаций, схожих по силе воздействия» [1].

При событии, которое является травматическим для конкретного индивида, происходит эмоциональное затопление, все системы организма работают максимально, чтобы сохранить жизнь, логическое мышление в таких ситуациях отключается. В дальнейшем человек может сколь угодно анализировать то или иное событие, пытаться его объяснить, но эмоции и физические ощущения могут отличаться от «умной версии».  Человек как бы застревает в той ситуации, может становиться замкнутым, отстраненным, даже если раньше вел активную жизнь. Небольшие трудности или события хоть чем-то напоминающие событие могут спровоцировать вспышки ярости, страха или душевной боли.

Человек начинает отстраняться от людей и общения, выбирает социальное избегание. Часто такие клиенты вдобавок к одиночеству жалуются на депрессивные состояния и потерю смысла жизни. Одиночество и изоляцию человек выбирает, как правило, от невозможности найти выхода из замкнутого круга. А именно: человек испытывает душевную боль в ответ уже на незначительное событие в настоящем, он реагирует привычным способом (эмоция, которая подкрепляется и проявляется в физическом действии), это может не нравится или нести какое-то негативное воздействие  (например, накричал на коллегу, жену/мужа, ребенка), анализ ситуации, уход в чувство вины или стыда, изоляция. И из состояния изоляции становится очень сложно выходить. Человек начинает бессознательно выбирать НЕ встречаться с внешним миром, т. к. это больно, небезопасно и пр.

Работать с травматическим событием лучше всего со специалистом.

Важно помнить, что разрешение травмы никогда не является окончательным; исцеление никогда не завершается полностью. Влияние травматического события продолжает откликаться на протяжении всей жизни. Задачей является помочь клиенту понять и признать прежние паттерны поведения и чувствования, снизить интенсивность реагирования, добавить новые стратегии, которые помогут поверить в собственную ценность и жизнь после травматического события.

Литература:

  1. Дональд Калшед Внутренний мир травмы
  2. Бессел ван дер Колк Тело помнит все

 

Автор статьи: Екатерина Травкина

Вебинар: Одиночество в большом городе

Тема одиночества очень актуальна в современном мире и понимается по-разному. С этим чувством, наверняка, сталкивались многие. Бытует мнение, что в большом городе человек не может чувствовать себя одиноким. Его окружают массы людей, живущих в многоквартирных домах, разнообразие развлечений, цифровые технологии с каждым годом все сильнее расширяют возможности общения и взаимодействия. Однако переживание одиночества все больше захватывает массы. Одиночеству зачастую сопутствует социальная изолированность человека. Одиночество может не быть реальным фактом, это комплекс ощущений человека, которые он может переживать, даже находясь в окружении важных для него людей. Можно постоянно находиться среди людей, контактировать с ними и вместе с тем чувствовать свою отдельность. Что это за чувство? Откуда оно появляется? Почему все больше людей переживают это? Про что говорят одинокие люди? Обо все этом и не только мы поговорим на вебинаре.

В ходе вебинара мы обсудим:

  • Понятие одиночество и изоляция;
  • О чем говорят люди, переживающие одиночество;
  • Из-за чего жители города чаще других переживают одиночество;
  • Психологические причины одиночества;
  • Одиночество, которое «болит», и одиночество, которое радует;
  • «Скорая помощь» при одиночестве;

Вебинар ведет Екатерина Травкина, психолог, арттерапевт, ведущая группы психологической поддержки для переживающих одиночество. У Екатерины большой опыт работы в области оказания экстренной психологической помощи в чрезвычайных ситуациях, она много лет преподает и ведет различные тренинги, а также успешно ведет частную практику более 8 лет.

Вебинар может быть полезен:

+ Тем, кто когда-либо ощущал одиночество;

+ Тем, кому интересна тема одиночества;

+ Психологам;

+ Врачам психотерапевтам и врачам психиатрам;

+ Социальным работникам;

Время и дата:

16 июля 2020, 19.00 – 20.00, платформа Zoom

Стоимость:

1000 рублей при оплате до 10.07.2020

1500 рублей при оплате после 10.07.2020

Необходимо пройти регистрацию по ссылки: https://forms.gle/3hAdNFLNE6UAihSaA

Вебинар “Вина. Как жить, если твой ребенок умер?”

 

Вина. Как жить, если твой ребенок умер? 

Когда случается беда с ребенком, чувство вины встаёт всегда. Даже если сделали все, но… Могли бы больше, лучше, могли догадаться, предусмотреть, предостеречь, отвести!

Очень часто после смерти ребенка человек чувствует, что не додал ему своей любви. Имея ее в душе, не смог донести и выразить. Ребенок ушел навсегда. А родители остались жить. Как жить? Для чего? Зачем?

В ходе вебинара мы обсудим: 

  • что такое вина;
  • как формируется это чувство;
  • с какими убеждениями оно может быть связано

Поговорим о том: 

  • почему у горюющих родителей возникает очень сильное чувство вины перед умершим ребёнком;
  • можно ли справиться с этим чувством и почему с ним важно справиться.

Вебинар ведет Лариса Пыжьянова кандидат психологических наук. За плечами Ларисы огромный опыт работы в области оказания экстренной психологической помощи в чрезвычайных ситуациях, в том числе дистанционно, а также в сфере оказания психологической помощи и поддержки семьям с неизлечимо больными детьми, в том числе и после смерти ребёнка. Автор книги «Разделяя боль. Опыт психолога МЧС, который пригодится каждому».

Вебинар  может быть полезен: 

  • Родителям, переживающим утрату ребёнка;
  • Близким и родственниками, поддерживающим семью, где погиб ребёнок;
  • Психологам, психотерапевтам, врачам психиатрам;
  • Социальным работникам.

Время и дата проведения: 06.07.2020 с 19:00 до 20:00

Стоимость: 

1000 рублей при оплате до 01.07.2020

1500 рублей при оплате после 04.07.2020

Необходимо пройти регистрацию по ссылки: https://forms.gle/hGdxaYmqg5EXLgZU7

Одиночество в период изоляции

Сейчас нашумевшими остаются темы разных состояний и переживаний людей в период изоляции. И это нормально, так как в кризисные периоды все «тонкие места» чувствуются и переживаются ярче и интенсивнее. Тема одиночества тоже становится более проявленной.  Проявленными становятся основные конфликты, связанные с переживанием одиночества.

Хочу вам напомнить, что одиночество может не быть реальным фактом, это комплекс ощущений человека, которые он может переживать, даже находясь в окружении важных для него людей.

Коснемся основных конфликтов.

Конфликт территории.

Многие из вас никогда так долго, а именно 24/7 не проводили время с семьей, да еще и работая или обучаясь. У каждого помимо совместных семейных дел были и дела индивидуальные (поездка на работу, поход в магазин или на процедуры и т.д.) Это дает возможность человеку переключаться. И в какой-то момент вас начинают ограничивать, вы не можете распоряжаться своим временем и возможностями так, как хотели бы вы. В придачу к вашим обязанностям прибавляются дополнительные обязанности (организовать рабочее место, учить ребенка и пр.) Включается нормальный механизм реакции на стресс «бей-беги». И мы можем раздраженно кричать на недавно любимого человека «оставь меня в одиночестве, мне нужно побыть одной(му)» или же плакать, уходя в своего рода изоляцию. Эти чувства защищают нашу психику от внутренней боли.

Что возможно сделать в таком случае:

– понаблюдайте, выросли ли ваши желания в ответ на НЕЛЬЗЯ! Хочется ли нарушить запрет?

– выделите даже в ограниченном пространстве только ваше место/пространство, где вы можете побыть один(на) или договоритесь с домашними о возможности побыть одному и позаниматься любимым делом (итак для каждого члена семьи)

– понаблюдайте, что вас наполняет и дает силы, а что, наоборот, забирает?

– есть ли в вашей семье возможность говорить о чувствах, есть ли поддержка?

Недостаток общения

И этот пункт на данный момент становится реальностью нашего времени. Одна моя коллега сказала прекрасную фразу: «никогда не уйдет в он-лайн прикосновения и объятия, возможность дышать одним воздухом и смотреть в глаза, тонкая химия, воплощенная в присутствии друг для друга».  Ощущение одиночества усиливает отсутствие возможности быть с другим, важным другим, значимым другим физически. И многие сейчас стараются поддерживать контакт в он-лайн встречах, однако картинка остается плоской, в ней нет объемов. Наша лимбическая система и системы сонастройки очень реагируют на запахи, контакт глаз, прикосновение к коже. Это ранний опыт коммуникации, который остается с нами всю жизнь. К сожалению, данный недостаток общения возможно восполнить только в реальном контакте с другими людьми.

Внутриличностный конфликт, основанный на привязанности

Все люди испытывают необходимость в отношениях. В данном конфликте человек, с одной стороны, старается быть максимально независимым, с другой – зависимым от мнения и настроения другого. Им движет внутренняя потребность, чтобы другой был рядом, угадывал его желания, видел, какой он хороший. Такие люди не чувствуют внутренней уверенности и безопасности ни в отношениях, держа партнера на дистанции, ни в одиночестве. Основа такого конфликта –  глубинный экзистенциальный страх. Такой страх появился еще в детстве, когда привязанности мама-ребенок что-то угрожало (это могли быть и чувства матери). И эта угроза стала основой в формировании тревожно-амбивалетного типа привязанности (по Дж. Боулби). Ребенка и взрослого с тревожным типом привязанности часто преследует страх одиночества и поэтому он всегда будет искать возможность к кому-то присоединиться, слиться, привязаться.

И в период изоляции и отсутствия возможности переключаться на другие дела, данные конфликты могут усиливаться и выходить на первое место в нарастающих состояниях тревоги, подавленности, нежелании что-либо делать, депрессивных эпизодах.

Узнали ли вы себя в каком-либо из конфликтов или нет, в любом случае, человек замечает лишь то, что уже несет в себе. Главное помнить, что любой конфликт или кризис имеет окончание. Наша психика тоже устроена так, что любые состояния могут закончиться или же степень интенсивности снижена при внимательном и бережном отношении к себе и своим потребностям.

 

Автор статьи: Екатерина Травкина


Scroll Up