Заметки об одиночестве. Желание близкого круга, близкого человека

Частая тема, возникающая на группах поддержки – это желание найти, встретить близкого человека, а еще лучше, чтобы это был круг близких людей.

Вопросы о близости (а что собственно такое близость?) приглашают нас в некий набор установок относительно того, какого человека мы могли бы называть близким или каким набором качеств и личных характеристик должен обладать близкий человек (он же «другой»). Вот некоторые из них. Давайте с ними разбираться.

– «с близким человеком не страшно, он не ранит»;

– «другой ничем мне не поможет»;

– «я не могу вывалить на близкого человека свои проблемы»;

– «я хочу, чтобы другой поставил точку в наших отношениях»;

– «другой очень занят, ему не до меня»;

– «я не буду первый (ая) звонить, пусть покажет свой интерес»;

– «мне нужно беречь другого, я боюсь его потерять»;

– «он/они такие умные, я не катируюсь»;

– «ему/им хорошо без меня»…

Можете еще раз прочитать этот небольшой список установок, дополните его своими.

Какие чувства у вас возникают в ответ на каждую из них?

Обсуждая с участниками групп чувства относительно их установок, мы чаще всего встречаемся со следующими: обида, раздражение, зависть, ненужность, вина, возвышение другого и принижение себя или наоборот. Близкий человек часто выступает в роли такого идеального героя, который выслушает в трудной ситуации, защитит, подскажет, ответит на телефонный звонок мгновенно и пр.

Волей не волей, я возвращаюсь в своих мыслях к треугольнику Карпмана Жертва – Преследователь – Спасатель. Это психологическая и социальная модель взаимодействия между людьми в трансакционном анализе, впервые описанная Стивеном Карпманом. Когда где-то в глубине души мы остаемся маленькими детьми и продолжаем ожидать от другого. Когда нам плохо (роль жертвы), мы очень хотим, чтобы другой выслушал, принял нас, возможно, слушал очень долго, давал советы и пр. Как только другой заявляет о своих интересах или же своих делах, мы начинаем обижаться или раздражаться (роль преследователя), говорить что-то в духе «я не буду первый звонить», «ему хорошо и без меня» и пр., усиливая тем самым позицию жертвы и провоцируя другого стать преследователем или спасателем. И в такую игру в отношениях можно играть бесконечно. Но такие отношения мало кому приносят удовлетворение.

Характреная черта жертвы – нежелание брать на себя ответственность за свою жизнь. Ей обязательно нужен кто-то, кто сможет это сделать, принять решение, дать совет. Спасателю же сложно посмотреть на свои истинные чувства и самоценность, он полон вины и часто упрекает себя. Преследователь жаждет власти и доминирования, чтобы не чувствовать глубокое чувство стыда и беспомощности.

На самом деле, в глубине души, выбирая такие взаимоотношения, мы ставим под сомнение собственную значимость. А если так происходит, то автоматом уходит значимость и другого человека. На первое место выходят манипуляции и провокации.

Что возможно сделать?

  1. Попробуйте написать ваши ожидания от другого человека, которого вы можете назвать близким. Если такого нет, представьте, если бы такой человек был, чтобы вы от него хотели. Например, Я хочу, чтобы близкий человек брал трубку с первого раза. Я хочу, чтобы близкий человек дарил цветы. Я хочу, чтобы близкий человек знал все про художников-импрессионистов и мог со мной говорить на эти темы.
  2. Что из этого списка вы умеете и можете дать себе сами? Выпишите на отдельном листе. Из-за чего вы это себе не даете?
  3. О чем вы можете попросить другого человека открыто, напрямую?
  4. С какими чувствами вы боитесь встретиться в случае отказа?
  5. Что вам больше всего не нравится или раздражает в другом? Как вы относитесь к этим чертам в себе?

Шаги для выхода из депрессии

Для описания того, почему так сложно выйти из депрессии, я часто использую метафору кредита или долга.

Представьте, что у вас внезапно организовалась задолженность в 6 млн. условных единиц, и каждый день этот долг прирастает еще на 100.

В обычный день вы зарабатываете 80 условных единиц, а это значит, что с каждым днем ситуация ухудшается. Если поднапрячься, кое-как концы с концами свести удается, однако глобально существует большой разрыв между доходом и расходами.

В депрессии доход это уровень сил, энергии и мотивации, а расходы – это те дела, которые человек может делать и делает. Депрессия в таком описании – это энергетическая нищета. Часть ощущения бессмысленности и страдания при депрессии может возникать при осознании степени этого кассового разрыва: как еле наскребая сотни единиц ресурса, накопить миллион? как перепрыгнуть пропасть?

В рамках этой метафоры, что можно сделать, чтобы улучшить внутреннюю экономическую ситуацию?

Посмотреть, что ненужное можно продать (тревогу по поводу самого нахождения в депрессии, самокритику, нелестные сравнения с окружающими).

Отменить регулярные подписки на дорогие сервисы (обслуживание токсичных отношений, нелюбимой работы).

Погасить долги с наибольшими набегающими процентами (вылечить актуальные соматические заболевания, долечить зубы, регулярно принимать необходимые лекарства при наличие хронических заболеваний).

Инвестировать «случайный» доход. Если у вас хороший день, когда вы заработали больше условных единиц, чем обычно, вложите их не только в празднование этого, но и в то, что поможет в следующие дни тоже заработать больше. То, что сохранится с вами и в следующие дни. Что именно – зависит от того, что заряжает именно ваши батарейки, но что вам сложно начинать делать.  Может это уборка в комнате, или новая стрижка, или прогулка в парке. Когда наступит следующий более сложный день, общий долг будет меньше и меньше давить. И к тому же возможно вы будете помнить, что вчерашняя версия вас позаботилась о вас, и это позволит удерживать более позитивную картину себя дольше.

Понемногу работать над увеличением ежедневного дохода: повышать квалификацию. Что это означает для нас? Делать маленькие действия каждый день для повышения общего уровня своей активности. Это может быть 10-минутная письменная практика, прогулка на свежем воздухе, медитация и т.д.

Продолжение следует…

Автор статьи: Наталья Лебедева

В своем горе ты остаешься один

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,

А туда, где молча Мать стояла,

Так никто взглянуть и не посмел.

 

Анна Ахматова

«Распятие»

 

Очень часто в своей практике я сталкиваюсь с тем, что люди, переживающие горе, говорят: «В своем горе ты остаешься один», «От меня все отвернулись», «Нас бросили в нашем горе», «Нас избегают, как прокаженных».

Зачастую люди теряются, когда сталкиваются с чужим горем. Не понимают, что сказать, как помочь, а еще становится неловко, что у них все более-менее хорошо, а тут такая беда. И, уходя от внутреннего дискомфорта, начинают избегать скорбящего человека. Избегать в то время, когда он больше всего нуждается в поддержке. И те, у кого случилось горе, делают вывод, что пока все хорошо – все рядом, а случится беда – и люди отшатнулись, как будто боятся твоим горем заразиться.

Когда думаешь, что сказать человеку, переживающему горе, обычно на ум приходят либо банальные слова, либо сухие фразы, либо вообще не знаешь, что говорить. А ничего особенного говорить и не надо. Так получилось, что когда умерла моя мама, со мной рядом не оказалось ни родных, ни близких, ни друзей, они все были в Москве, а я была за тысячу километров. И, конечно, несмотря на весь свой профессиональный и жизненный опыт я испытывала и страх, и горе, и растерянность.

Не знаю, как бы я справилась, но, слава Богу, рядом была моя подруга. Самая близкая, самая настоящая, с которой мы дружим уже 37 лет. Она не говорила никаких особенных слов, не совершала героических поступков, она просто все время была рядом – в реанимации, когда врач говорил «Мы сделали все, что могли…», в морге, куда так невыносимо страшно было заходить одной, потому что там лежит твоя мать, дома, на кладбище, после похорон. Я не знаю, как ей это удавалось, потому что начинался учебный год, она заведовала кафедрой в университете, и у нее была куча дел, и университет был в другом городе. Она уезжала, приезжала и при этом всегда была рядом. Не знаю, как бы я была без нее. Потом приехали родные и стало легче от самого их присутствия.

Очень помогали простые поступки, например, когда школьная подруга пришла с букетом белых хризантем, обняла меня и долго так со мной сидела. Простые слова, когда сосед, очень пожилой человек говорил: «Ты иди, поспи хоть час, я посижу с твоей мамой, не бойся, я не усну». Мамины подруги, которые всю ночь читали Псалтирь у гроба, пели и слезы от этих песен лились ручьем, но одновременно на душе становилось светлее и легче. А еще они успевали позаботиться обо мне и о каких-то недоделанных маминых делах.

Помогали, казалось бы, незначительные поступки чужих людей. Например, я оформляла документы, что-то забыла отксерокопировать, что-то не так заполнила и сотрудница учреждения сама все сделала. Решала вопросы с отключением в пустой квартире воды, газа, счетчиков, сдавала какое-то оборудование, все путала, забывала и сотрудники, совершенно незнакомые мне люди, делали за меня и вместо меня, находя где-то замену потерянным и забытым мною пультам, проводам, бумагам. Я не помню ни лиц этих людей, ни их имен, но у меня осталась большая благодарность в душе. Человек что-то тебе делает не потому, что он что-то от тебя ждет, а потому что он понимает, что тебе плохо, и тебе необходима помощь. Ведь могли бы сказать: «У вас нет этой бумажки, сделайте ксерокопию и приходите». Такие мелочи вроде бы, кажется, что ты их не замечаешь. Нет, замечаешь и помнишь.

Тогда я получала самые простые смски и звонки от друзей, от коллег: «Мы тебя любим», «Мы очень переживаем за тебя», «Прости, что мы не рядом», я их читала, рыдала над ними, и мне становилось чуть легче. Потому что, действительно, а что тут скажешь? Но искренние слова любви и сочувствия дают силы пережить горе.

Для человека, переживающего горе утраты, в зависимости от его состояния может быть необходима разная помощь:

  1. Сопровождение и психологическая поддержка (оказывается близкими людьми – друзьями, родственниками и заключается в заботе, внимании, человеческом участии, в том, что называется «быть рядом» и показывать всеми своими действиями, что «мне не все равно, что с тобой происходит» – выслушивать, держать за руку, приходить в гости и приглашать к себе, брать за руку и вести гулять по вечерам, готовить еду, пить вместе чай и просто молчать).
  2. Психологическое консультирование (проводится психологом; как правило, человек сам обращается за помощью к специалисту, либо близкие горюющего могут рекомендовать ему обратиться за профессиональной помощью, когда видят, что он не справляется со своими переживаниями – проходят месяцы, а ему становится только хуже. Психолог, работая с человеком, переживающим утрату, решает вместе с ним четыре психологические задачи: 1) признать факт потери; 2) пережить боль потери; 3) реорганизовать социальные связи и роли; 4) выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить).
  3. Психотерапия и медикаментозное лечение (проводится психиатрами, психотерапевтами как правило, в ситуациях, угрожающих психическому здоровью человека; бывает необходима соответствующая квалифицированная психофармакологическая коррекция (транквилизаторы, нейролептики, антидепрессанты).

 

Что можно почитать:

  1. Баканова А.А. Экзистенциальные аспекты переживаний при потере ребенка / Кораблина Е.П., Акиндинова И.А., Баканова А.А.., Родина А.М. Культура на защите детства. СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 1998. С. 36—38.
  2. Гроф С., Хэлифакс Дж. Человек перед лицом смерти. М., 1996.
  3. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. – М., 1991. – 630 с.
  4. Волкан В., Зинтл Э. Смерть в семье: как скорбят родители и дети //Журнал практической психологии и психоанализа, 2003, №4
  5. Грановская Р.М. Психология Веры. – СПб.: Издательство «Речь», 2004.
  6. Дейтс Б. Жизнь после потери. М.: ГРАНД, 1999.
  7. Ленгле А.      Найти      согласие      с      жизнью      //      Московский психотерапевтический журнал. 2001. №1 (28), с.5-23 62.
  8. Литвак М. Е., Мирович М.О. Как преодолеть острое горе. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – 214 с.
  9. Сидорова В.Ю. Четыре задачи горя // Московский психотерапевтический журнал, №1-2, 2001
  10. Старшенбаум Г.В. Психотерапия острого горя // Социальная и клиническая психиатрия, 1994, том 4, вып. 3.
  11. Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990. – 360 с.

Автор статьи: Лариса Пыжьянова

Последствия сексуального насилия

Согласно Всемирной организации здравоохранения каждая четвертая женщина подвергается сексуальному насилию со стороны интимного партнера, а многие девушки-подростки сообщают, что их первый сексуальный опыт был насильственный. Это звучит довольно устрашающе, даже при том, что не все жертвы сообщают о факте насилия, в связи с чем трудно собрать более точную статистику. Но что важно знать- это действительно глобальная и актуальная проблема, о которой, к сожалению принято молчать.

Под сексуальным насилием понимаются любые действия против сексуальности человека ( это может быть как сам половой акт, так и сексуальные домогательства) без наличия согласия, совершаемые любым человеком независимо от его взаимоотношений с жертвой.

Очевидно, что сексуальное насилие оказывает большое влияние на физическое и психическое здоровье. Но давайте посмотрим подробнее, какие последствия оно может нести для жертвы.

Согласно Национальной сети по насилию (RAIN) жертвы насилия могут сталкиваться со следующими состояниями:

  • Депрессия

Жертвы насилия могут испытывать чувство грусти, несчастья и безнадежности. Если эти чувства сохраняются в течение длительного периода времени, это может быть показателем депрессии.

  • Флешбеки

Это психологическое явление, при котором у человека возникают внезапные, обычно сильные, повторные переживания прошлого опыта или его элементов.

  • Посттравматическое стрессовое расстройство

Выжившие после сексуального насилия могут испытывать чувство тревоги, стресса или страха. Если эти чувства становятся тяжелыми, длятся более нескольких недель или прерывают вашу повседневную жизнь, это может быть состоянием,которое известно как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Жертвы насилия могут испытывать нехарактерные чувства стресса, страха, тревоги и нервозности – и это совершенно нормально. При посттравматическом стрессовом расстройстве эти чувства являются экстремальными, могут вызывать постоянное чувство опасности и затруднять функционирование в повседневной жизни.

  • Злоупотребление психоактивными веществами

После переживания такого травматического события, психоактивные вещества могут быть средством избегания переживаний в результате чего возникает злоупотребление.

  • Диссоциация

Состояние при котором человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним.

  • Расстройства пищевого поведения

Сексуальное насилие может повлиять на выживших во многих отношениях, включая восприятие тела и его привычки питания. Некоторые жертвы могут использовать пищу, пытаясь справиться с травмой, чувствовать контроль или компенсировать чувства и эмоции, которые в противном случае могут казаться подавляющими. Эти действия обеспечивают только кратковременное облегчение, но они способны нанести долгосрочный ущерб вашему здоровью.

  • Нарушения сна

Нарушения сна – это медицинские состояния, при котором нарушается качество сна и его нормальный режим. Симптомы могут включать проблемы с засыпанием или пробуждением, сном в необычное время дня или сном дольше или короче, чем обычно. Сон важен для восстановления физического и психического здоровья, особенно для выживших. Некоторые нарушения сна включают ночные кошмары, ужасы сна, бессонницу.

К физическим последствиям насилия относят травмы, возникновение нежелательной беременности, венерические заболевания. Кроме того, сексуальное насилие влияет на социальное благополучие жертвы. Семья и близкие могут отвернуться от человека, оставить его без поддержки, увеличивая чувство стыда.

Чтобы справиться с перечисленные выше последствия сексуального насилия может потребоваться время, но с правильной помощью и поддержкой это возможно.Поделитесь случившимся и своими чувствах и мыслями с кем-то из близких, кому вы доверяете или кому-то, кто сам пережил что-то подобное. И, конечно, вы всегда можете обратиться за помощью к специалистам.

Автор текста: Мария Кривошеева

Заметки об одиночестве. Что со мной не так?

Человек по природе своей является существом социальным. И в определенный период времени ему приходится выходить из семейного круга в общество, к другим людям, учиться взаимодействовать и общаться (в психологических кругах используется термин адаптация). У каждого человека есть свой уникальный багаж за спиной. Во-первых, генетический (с тем, с чем человек родился, с его особенностями нервной системы, определенной биохимией и прочее). Во-вторых, это его окружение (те значимые взрослые, которые окружали ребенка и с которыми он выстраивал определенное взаимодействие, усваивал основные стратегии поведения). И только потом с этим багажом человек выходит в мир строить отношения.

Отношения в мире подразумевают ту или иную глубину близости. Близость – некая пожизненная необходимость для человеческой природы, она возможна только в контакте «с другим». Человек ищет таких людей, с которыми возможен контакт, только через контакт мы познаем себя и реальность, можем получать и присваивать опыт. Движущей эмоцией выступает интерес. Если по каким-то причинам близость не возможна, человек начинает испытывать субъективные страдания.

«Я очень хочу общаться и иметь близкий круг», «Мои отношения завершаются, как только завершается общее дело», «С другим (и) он/она так себя не ведет», «Он/она не отвечает на звонок, а я ведь звоню, много раз уже и не могу остановиться», «Я, наверное, трудный человек», «Меня не любят/ Я не нужен ему/ей», «Вряд ли такой я могу понравиться» и т.д. Список подобных жалоб можно продолжать бесконечно. В голове все отчетливей проявляется вопрос: «Что со мной не так?» Знакомо? Тогда продолжаем.

На уровне эмоций увеличивается тревога, появляется страх, обида, ревность и даже зависть, что-другой-то «нормальный», у других не так.

Эмоции усиливают поток мыслей и фантазий, а последние в свою очередь эмоции. Круг замыкается. Под сомнение ставится собственная значимость и ценность.

В таком состоянии человек начинает буквально цепляться за контакт. Другой же недоумевает, иногда пытается что-то объяснить, иногда отмалчивается, а то и спасается бегством, разрывая отношения. «Цепляясь», в глубине души человек кричит «подтверди мне мою ценность! Я же важен для тебя?!» Внутренняя паника усиливается, а вместе с ней становится огромных размеров обида, а где-то под ней глубоко-глубоко злость и чувство несправедливости.

Чаще всего человек выбирает следующие стратегии поведения:

  • повторяющиеся навязчивые действия (например, буду названивать, пока тот не удосужится взять трубку; или буду тогда делать назло и т.д.) Такие действия нужны человеку, как правило, для того, чтобы справится с нарастающей тревогой в отношении потери контакта.
  • уход внутрь, изолировать себя от общения (а мне и так нормально), и там ходить по кругу мыслей и чувств, пытаясь переварить обиду, тем самым усугубляя состояние вплоть до депрессивных эпизодов.

Конечно, большинство наших паттернов и переживаний в отношениях – некий набор проекций того, что было усвоено с детства. И хорошо бы их разбирать и осознавать в кабинете психолога или на группах.

Что возможно сделать в моменте?

  1. Попытаться остановиться. Остановить поток мыслей. Когда вы останавливаетесь внутренне, появляется возможность видеть происходящее.
  2. Учитывать факт объективной реальности. Есть ли объективные причины, по которым человек может не выходить в контакт (например, занят своими делами, а когда закончит, проявится).
  3. Что вы чувствуете? Что произойдет с вами, если этот контакт не случится? С какими своими чувствами вы встретитесь? Как вы относитесь к таким чувствам у вас? Как правило, там глубоко человек встречается с бессилием и ощущением, что он не может контролировать другого. Но вполне может что-то сделать со своими чувствами и ощущениями.
  4. Можете/умеете ли вы выразить экологично эти чувства, не разрушая себя или другого? (может, написать письмо…) А так же отказаться от самобичевания (т.к. совершенных людей нет).

Автор статьи: Екатерина Травкина


Scroll Up